ПЕРВАЯ КОМАНДА ПЛАВАЛИ-ЗНАЕМ

Боцман парохода «Даёшь!», седой, крепкий Бурун, последним подошёл к трапу. Уже за несколько шагов он стал присматриваться к следам, оставленным капитанскими сапогами. Он плавал со всеми капитанами и точно знал, кто как ставит ногу. Сейчас он увидел кривой и неровный след.

- Что? - испуганно спросил Бурун. - Плавали-Знаем?

- Да! - ответил Перчиков.

- Ну, всё! Начинается веселое плавание!

Имени нового капитана никто не знал. Весь флот звал его по кличке Плавали-Знаем. Кто бы ни обращался к нему с советом, что бы ему ни говорили, все слышали от него один небрежный ответ: «Плавали - знаем». Знаний у него было с гулькин нос, но ПЕРВАЯ КОМАНДА ПЛАВАЛИ-ЗНАЕМ важности хватило бы на сто капитанов. И, говорят, капитаном он стал только из-за своей важности. Когда на экзаменах ему задавали какой-нибудь вопрос, он так важно отвечал: «Плавали - знаем», что старым профессорам становилось неловко спрашивать его и они в смущении ставили ему пятёрки.

Но боцман Бурун знал его лучше всех преподавателей, поэтому он и почесал себе затылок. Солнышкин тоже сощурил глаз. Такая перемена обещала ему мало хорошего, но он не привык унывать. Тем более что он был на палубе настоящего корабля и корабль уже готовился к отплытию.

И едва он об этом подумал, в рубке появился Плавали-Знаем и крикнул в ПЕРВАЯ КОМАНДА ПЛАВАЛИ-ЗНАЕМ микрофон:

- Машинисты, заводи примус! Палуба, по местам!

Боцман бросился на бак. Солнышкин за ним, сзади побежали Петькин, Федькин и Стёпка-артельщик с куском сардельки во рту. Через несколько минут на палубе всё было как в бою: поползли цепи, загрохотали якоря. Бурун шумел на артельщика:

- Брось сардельку, держи трос!

Солнышкин изо всех сил тянул мокрый и толстый канат; от лебёдок шёл пар и дым, как от подбитых танков, и пароход потихоньку отваливал от причала. Оставалось убрать последний трос, когда на причале раздался спокойный голос:

- Стойте! Стойте!

Из-за пакгауза вышел доктор Челкашкин с чемоданчиком в руке.

- В чём ПЕРВАЯ КОМАНДА ПЛАВАЛИ-ЗНАЕМ дело? - спросил строго Челкашкин, так что все притихли, и посмотрел на часы. - До отхода ещё ровно две минуты.

Плавали-Знаем молчал.

- Я спрашиваю: почему убрали трап?! - сказал Челкашкин.

- Явились после меня и хотят, чтобы я ждал медицину! - закричал Плавали-Знаем.

- Во-первых, явился я вовремя! Во-вторых, я спасал человека, и, в-третьих, я не собираюсь бегать впереди вас стриженым бобиком!

- Что?! - спросил капитан, и щетина у него на подбородке стала вдвое длиннее.

- Трап, - показал Челкашкин пальцем. Боцман побежал на помощь, но Плавали-Знаем крикнул:

- На место! Не сметь!

- Ах, даже так! - возмутился доктор. - Ну ладно!

И вдруг он ПЕРВАЯ КОМАНДА ПЛАВАЛИ-ЗНАЕМ разбежался, вскочил на трос и быстро побежал по нему, помахивая чемоданчиком. На палубе не успели даже мигнуть, как он перелез через борт.

- Вот так, - сказал Челкашкин и улыбнулся. - А с ним, - он показал наверх, - мы ещё поговорим. - И тут же отправился к себе в лазарет.

В это время из-за угла, запыхавшись, выбежали три молодых красивых штурмана. Они отвезли Морякова в больницу и теперь отчаянно размахивали руками. Но пароход уже уходил из бухты.


documentaakypkr.html
documentaakywuz.html
documentaakzefh.html
documentaakzlpp.html
documentaakzszx.html
Документ ПЕРВАЯ КОМАНДА ПЛАВАЛИ-ЗНАЕМ